Забытое имя Евгений Тьери (1909-1935)

16 апреля 2011 – 30 апреля 2011
Российский Антикварный Салон
ЦДХ, Москва, Крымский Вал, 10

Галерея Леонида Шишкина представляет творчество замечательного художника Евгения Эдуардовича Тьери (1909–1935). История короткой жизни этого мастера и последующая судьба его художественного наследия трагичны и одновременно невероятно созвучны русской истории ХХ века.
Он происходил из семьи обрусевших французов, история этой семьи в России началась в конце XVIII века, когда предок художника Карл Тьери обосновался во французской колонии близ Одессы. Отец Евгения, Эдуард Эразмович Тьери (1880–1953) был управляющим Московско-Виндавской (ныне – Рижской) железной дороги. Несмотря на то, что Евгений происходил из среды технической интеллигенции, родители поддержали увлечение сына искусством. Художественные способности проявились у него очень рано, и, по семейной легенде, работы мальчика показали прославленному живописцу Константину Коровину, который разглядел самобытный талант Тьери и дал ему первые уроки живописи.
Точных биографических сведений о художнике крайне мало. Известно, что в конце 1920-х – начале 1930-х годов Евгений Тьери учился у Петра Петровичева. Достоверно не известно, занимался ли он частным образом в студии мастера или был студентом Московского областного художественного училища памяти 1905 года. Однако о несомненной преемственности живописной манеры Тьери от Петровичева говорят его произведения. Продолжая в своем творчестве традиции русской пейзажной школы, Петровичев на протяжении всей жизни был приверженцем камерного, «интимного» пейзажа, для которого характерны лиризм, внимание к передаче изменчивых состояний природы и световоздушной среды. В живописи он использовал многие приемы импрессионизма, достигая впечатления непосредственности «живого» восприятия натуры. Этому он учил и своих последователей – так, картины Евгения Тьери написаны в свободной, «импрессионистической» манере, фактурным мазком, яркими красками. Изображая старинные русские монастыри («Троице-Сергиева лавра», «Андреевский монастырь на Воробьевых горах»), молодой художник повторяет композиционные приемы Петровичева: добиваясь глубокого и целостного образа, он обычно показывает обширные и импозантные ансамбли, панорамные виды городов. В его пейзажах прекрасная архитектура словно «срастается» с окрестной природой, с широкой рекой или с холмами и лесными далями. Прямые параллели с произведениями Петра Петровичева можно найти и в натюрмортах Тьери: его роскошные, виртуозно исполненные вазы с цветами очень напоминают по фактуре и колориту многочисленные «Розы» Петровичева. Их отличает особая материальность, плотность красочного слоя, иногда нанесенного с помощью мастихина.
Начиная с 1927 года Евгений Тьери принимает участие в выставках молодых художников в Москве. На рубеже 1920-х – 1930-х годов «интенсивность» художественной жизни в России достигает своего апогея. Несмотря на сложные социальные условия, постоянную бытовую неустроенность, молодые художники активны как никогда: они образуют многочисленные художественные объединения и группировки, между которыми возникают жестокие споры. Евгений Тьери оказывается вовлечен в дискуссии и художественные споры. Он участвует в выставках различных творческих обществ: «Ассамблея» (позже «Группа московских художников») в 1927, «Кумач» и «Объединение работников искусств» (обе – 1931). Все эти группировки просуществовали недолго, из известных живописцев в этих выставках участвовали учитель Тьери Петр Петровичев, а также прославленный пейзажист Леонард Туржанский и будущий классик советского искусства Георгий Ряжский.
Ученик Петра Петровичева, талантливый художник Евгений Тьери мог бы стать одной из ключевых фигур русского искусства ХХ века. Однако большим надеждам не суждено был оправдаться – жизнь талантливого мастера трагически оборвалась в 26 лет. Как и все советские молодые люди в 1920-е годы, Тьери был увлеченным спортсменом, профессионально занимался конькобежным спортом. По иронии судьбы именно это и стало причиной его ранней нелепой гибели. Буквально за две недели до открытия своей первой персональной выставки в 1935 году Евгений Тьери во время тренировки на катке до крови натер ногу. Эта, на первый взгляд, несерьезная травма привела к заражению крови и смерти художника.
Работы молодого двадцатилетнего мастера выдают приверженность традициям Союза русских художников и увлечение передовым западным искусством. В его работах «Охотный ряд» и «Натюрморт с папиросами «Алжир» причудливо сочетаются самые разные элементы: «русский импрессионизм», влияние французских модернистов и даже тенденции европейского ар деко. Все это Евгений Тьери переплавляет в мощную, оптимистическую живопись.
После смерти Евгения Тьери его картины долгие годы хранились сначала у его отца, а после смерти того в 1953 году – в семье тети художника Янины Панкевич (урожденной Тьери). В 2009 году, после смерти двоюродной сестры Евгения Галины Филюшовой (урожденной Панкевич) работы попали в Галерею Леонида Шишкина. На протяжении 70 с лишним лет имя живописца было незаслуженно забыто, и вычеркнуто из истории русского искусства. Произведения художника впервые представлены не только зрителям, но и специалистам. Такая судьба довольно типична для российской ситуации ХХ века, но возвращение художника из небытия спустя более чем полвека можно считать редкой удачей.
 

ЦВЕТЫ
ЗЕЛЕНЫЙ ПЕЙЗАЖ. КОНЕЦ 1920Х
ДАЧНЫЙ ПЕЙЗАЖ
ПЕЙЗАЖ. ДАЧА
ОСЕНЬ. БЕРЕГ МОРЯ
ПЕЙЗАЖ С УСАДЕБНЫМ ДОМОМ. КОНЕЦ 1920Х
ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА
НАТЮРМОРТ С РОЗАМИ И СТАРИННОЙ ВАЗОЙ. КОНЕЦ 1920Х
ОХОТНЫЙ РЯД. СЕРЕДИНА 1930Х
РОЗЫ, ЯБЛОКИ И ПАПИРОСЫ "АЛЖИР". КОНЕЦ 1920Х
БЕРЕГ МОРЯ. КОНЕЦ 1920Х
ПЕЙЗАЖ С ЛОДКОЙ И ЦЕРКОВЬЮ. КОНЕЦ 1920Х
КАВКАЗСКИЙ ПЕЙЗАЖ
АНДРЕЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ НА ВОРОБЬЕВЫХ ГОРАХ. КОНЕЦ 1920Х
ЛЕТНИЙ ДЕНЬ. ВДАЛИ КУПОЛА
РУССКИЙ СЕВЕР
БЕРЕГ
СЕВЕРНАЯ ДЕРЕВНЯ