ENGLISH




Василий Серов (старший).

05.09.2005 — 28.10.2005
Галерея Леонида Шишкина (Москва, Неглинная ул., д. 29)
Открытие в 12:00


Галерея Леонида Шишкина продолжает знакомить своих почитателей и единомышленников с разными аспектами изобразительного искусства советской эпохи. Очередная выставка представляет ранние акварели заслуженного Муромского художника Василия Серова (старшего), объединенные самим автором в серию с трогательным названием «Альбом Вечной Красоты» (1932-1933).
Василий Серов родился в деревне Панфилово близ Мурома в 1911 году. В 1932 он был начинающим художником. Молодой человек принадлежал к новому поколению, сформировавшемуся на стыке времен. Его сознательная жизнь начиналась вместе с сознательной жизнью нового государства.
Представление о правильной, прогрессивной части этого поколения, можно получить из кино и книжек - «Кортика» и «Бронзовой птицы», «Двух капитанов», «Путевки в жизнь». Об остальной его части сведения в основном устные – из рассказов собственных бабушек и дедушек. А уж памятников той альтернативной, «непрогрессивной» культуры почти совсем не сохранилось.
Серовский «Альбом Вечной Красоты» - уникальное явление. Вероятно, подобные альбомы встречались не только у Муромских художников, однако найти их сейчас почти невозможно. Не исключено, что и сам Василий Серов старший рассматривал эти акварели как грехи молодости, но столь сладкие, что воспоминания о них ему хотелось хранить всю жизнь.
Вот краткое содержание альбома: родные просторы, изображенные с упоением самоучки; меланхоличные сельские кладбища; натюрморты в жанре «vanitas», несколько перегруженные черепами (в одном из них человеческий череп соседствует с лошадиным – реминисценции «Вещего Олега»?); романтическая «она»,- то простоволосая, в домашнем платьице, то роковая, в модной беретке и с гитарой, украшенной алым бантом. Но главный объект любви автора, и, видимо, источник «вечной красоты» - это он сам. В отчаянно романтичных автопортретах радует здоровое простодушие самолюбования.
Всякого просвещенного зрителя этот набор атрибутов наводит на мысль о сентиментализме. И в самом деле, - автор примеряет на себя ветхое платье дворянской культуры столетней давности. Такой запоздавший простонародный сентиментализм получил много названий, меняющих оттенки отношения к нему, но не меняющих сути – это прямая речь маленького человека о том, что представляется ему прекрасным.
В годы, современные «Альбому Вечной Красоты» это называлось мещанством. С мещанством боролись.
Главный герой альбома - провинциальный артистический франт, несмотря на физкультурно-деревенский румянец и атрибуты красивой жизни, не забывающий о меланхолической позе, будто вышел из саркастических пьес Маяковского, бичующего гитары с бантами, горшки с геранью и их скромных обладателей.
Задолго до своих пьес, будучи ровесником нашего героя, поэт писал о себе: «Иду, красивый, двадцатидвухлетний!» Попробовал бы кто-нибудь этого не признать! Налицо вызов, - конфликт со всем миром от неуверенности в себе.
А молодой художник Серов даже не задумывается о том, что он может кому-то не понравиться. Усреднено-утонченные мысли о бренности бытия – дополнительное украшение «изячной» личности, как и перстень с каменьями, галстучный зажим и белокурый чуб.
В возне с черепами, кроме пристойной культурной скорби о том что «все проходит», есть что-то мальчишеское – интерес к страшным рассказам о привидениях, ночным походам на кладбище и кладах, охраняемых мертвецами, – умеренный подростковый романтизм.
В «Альбоме Вечной Красоты» конфликтам не место. Здесь все ясно, ни с чем не поспоришь. Перед нами череда небольших, но вечных ценностей, которые не предосудительно воспеть лишний раз.
Коллеги-ровесники в столицах кидались в строительство нового искусства, доказывали себе, друг другу и всему «отжившему» миру свою разрушительную правоту, а в тихих маленьких городах спокойно жили те против кого они боролись.
Слом культуры, когда от старой остались руины, а новая была еще в строительных лесах, отпугивал молодых «самородков», не испорченных парижским или мюнхенским художественным образованием. Большинство из них познавало азы прекрасного в академических классах провинциальных художников. Их тянуло к классическим формам «Вечной Красоты», в то время как у бесстрашных новаторов само слово «красота» уже полтора десятилетия считалось ругательным.
Но история совершила иронический кульбит. Здание новой советской культуры было признано опасно-экспериментальным и законсервировано недостроенным. Набиравший мощь социализм, входя в свою классическую стадию, решил опереться на проверенные классические формы и проверенных людей – маленьких и робких, не склонных к опасным чудачествам. Власть протягивала им руку, как бы говоря: «Главное – делай, что скажут, а уж Мы позаботимся, чтобы тебя не обидели».
Созидателями нового, единственно правильного художественного стиля «соцреализм» стали мастера старой школы «из бывших» и их старательные ученики.
Основными стилистическими особенностями соцреализма было правдивое, подробное и, желательно, красивое отображение воображаемой действительности, а основным драматургическим нервом направления был «конфликт хорошего с лучшим».
Подобный набор художественных средств навязчиво знаком любому современному человеку. Красивые люди в красивых интерьерах ежедневно предлагают сделать выбор между хорошим и очень хорошим: пивом, моющим средством, автомобилем. И они убеждают.
В СССР 1930-х годов искусство окончательно стало средством политической рекламы. Лучше всего если оно было симпатичным, уютным и всем понятным. Соловьи советской власти должны были обладать сладким голосом, понимать, что от них требуется и не лезть на рожон. Творцы, возвышающиеся над Толпой, не годились. Место «над толпой» было занято. Гениальные пиарщики с трибуны мавзолея хорошо знали кого призывать, кого отбраковывать.
Василий Серов был одним из призванных. Его судьба – типичный путь советского художника. Он отточил мастерство в Ленинградской Академии художеств, вернулся в Муром, воевал и пришел с войны, был не последним человеком в местном Союзе художников, получал государственные заказы и приятные творческие командировки, дожил до уважаемой старости и воспитал сына – прекрасного художника Василия Серова младшего.
А справедливость высокопарного названия альбома юношеских акварелей подтвердило время. В который раз мы убедились, что маленькая, разумная, прирученная красота ничуть не менее вечна, чем большая. Она функциональна, приятна большинству и будет существовать, пока существует средний человек.
«Альбом Вечной Красоты» Василия Серова старшего - это маленький художественно-исторический памятник, в котором отразились грандиозные события культуры ХХ века.

Фотографии на сайте могут не передавать оригинальные цвета и оттенки художественных произведений.


Портрет жены художника
Бумага / акварель

Автопортрет с черепом
Бумага / акварель

Портрет жены художника
Бумага / акварель

Автопортреты
Бумага / акварель

Пейзаж
Бумага / акварель

На окраине
Бумага / акварель

В поле
Бумага / акварель

На сельском кладбище
Бумага / акварель

Автопортрет
Бумага / акварель

Автопортрет
Бумага / акварель

Автопортрет
Бумага / акварель

Зимняя сцена
Бумага / акварель

Автопортрет
Бумага / акварель

Этюды черепа
Бумага / акварель

Аллегория смерти
Бумага / акварель

Зеленая пойма
Бумага / акварель

Страда
Бумага / акварель

Этюды детей
Бумага / акварель

На сельском кладбище
Бумага / акварель

Пейзаж (1-2)
Бумага / акварель

Портрет матери
Бумага / акварель

Пейзаж
Бумага / акварель

Мальчик с корзиной
Бумага / акварель

Новлянск (1-2)
Бумага / акварель

Натюрморт с черепом
Бумага / акварель

Автопортрет с кистями
Бумага / акварель