ENGLISH




Русское искусство

Четверг, 13 марта в 15:00

Скачать каталог в формате PDF, 5.4 Mb

Фотографии на сайте могут не передавать оригинальные цвета и оттенки художественных произведений.

Брайнин В. Е.
(1951)

ДВОР

(1997)
Холст / масло

80 x 60 см
31.50'' x 23.62''



ЛOT 87



Брайнин Владимир Ефимович

Один из известных современных российских живописцев. Активно участвует в художественной жизни Москвы, начиная с середины 1970–х годов. Окончил Московский полиграфический институт (1971–1976). В 1982 и 1986 годах – лауреат Первой премии МОСХ «За лучшую работу года».
Брайнин – художник уникальный: являясь героем периода застоя, «он и черное и белое, и плохой и хороший, и наивный и искушенный…». Таково же и искусство Брайнина. Вот уже более двадцати лет художник пишет с натуры одно и то же – Москву. Индивидуальный стиль Брайнина сложился из сочетания традиций примитивизма, композиционных приемов старой фотографии и виртуозного владения кистью. Произведения хранятся в ГТГ, ГРМ, художественных музеях Ярославля, Томска, Омска, Калининграда; в Дрезденской картинной галерее (Германия); в музее Людвига в Кёльне (Германия).

Из мозаичных пятен перед нами предстает история города, рассказанная художником в архитектурных пейзажах. Фонтаны, узорчатые решетки, лужи с ирреальным отражением, порталы, лепнина на фасадах домов — сюжеты Владимира Брайнина, словно фрагменты древнего идеального города, с такой проникновенностью воспетого философами, художниками и поэтами Ренессанса. Согретые нашими телами и душами мостовые и стены, вывески и подъезды, панорамы высоток и изношенные силуэты старых домов в заброшенных переулках — эти состояния нашей жизни в городе — вот что всегда было волнующе и странно в картинах Брайнина. Они успокаивали и раздражали именно этим переживанием общей городской судьбы. Живопись элитная, рафинированная, живопись для живописцев. Легкие и прозрачные лессировки, удары кисти уверенные и меткие, как прикосновение китайского каллиграфа к листу бумаги. Из хаоса мазков возникает туманная, пронизывающе–зимняя, или душновато–летняя атмосфера Москвы, то залитая ослепительным солнечным светом, то загадочно мерцающая в одиноких бликах фонарей.
Брайнин всегда настоятельно напоминал о крупных категориях культуры и истории. Он всегда говорит о таких вещах, как Город и городская культура, поведение городского человека, большое историческое Время, откликающееся не иначе как на призывы веков и эпох.